норвегия и швеция отношения

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Политика

Svenska Dagbladet (Швеция): в туман с Йонасом Гаром Стёре

Из-за норвежского премьер-министра, социал-демократа, в отношениях с ЕС и НАТО возникла неясность.

Контекст

250792292

NRK: Норвегия и Россия дали отпор планам Евросоюза

NRK: сможет ли новое правительство Норвегии улучшить отношения с Россией

NRK: визит Лаврова выявил раскол в норвежском обществе

NRK: Лавров продемонстрировал в Норвегии фирменный стиль

Говорят, новый премьер-министр Норвегии Йонас Гар Стёре (Jonas Gahr Støre) — любитель напустить туману. И в этом словесном тумане бывает непросто разобрать, что он на самом деле имеет в виду. Например, в одном интервью он заявил, что нефтяной фонд Норвегии, крупнейший инвестиционный фонд в мире, — это политическое явление. Высказывание было понято так, будто новое правительство сделает фонд своим внешнеполитическим инструментом.

Однако Стёре хотел сказать вовсе не это. Он лишь имел в виду, что фонд принадлежит норвежскому народу, а правила устанавливает парламент. Но сам он решил, что выразился просто блестяще.

На выборах в стортинг (парламент Норвегии — прим. перев.) ветер явно дул слева. Конечно, это нашло отражение и в политике коалиции Рабочей партии Норвегии с норвежской Партией Центра. Государственный сектор экономики вырастет, правила трудовой деятельности станут менее гибкими, а политическое сотрудничество правительства, профсоюзов и работодателей начнет играть более значимую роль.

Во внешней и оборонной политике основной курс останется прежним. Но это не исключает определенных перемен или вопросов.

Партия Центра выступает против Соглашения о Европейском экономическом пространстве, но в правительстве утверждают, что оно закладывает основу отношений с Евросоюзом. Также Норвегии не следует отказываться от работы в рамках Агентства Евросоюза по сотрудничеству органов регулирования энергетики. Антиевропейски настроенным силам придется довольствоваться выяснением, что Норвегии принесло Европейское экономическое пространство за последние десять лет, и как обстоят дела у соседних стран, не входящих в ЕС. И, похоже, им предстоит услышать, что Европейское экономическое пространство — лучший выбор. Можно было бы начать рассматривать идею членства, но это табу.

Политическая платформа правительства подразумевает, что Норвегия не должна пытаться вступить в ЕС, но ей надо активнее отстаивать свои интересы в имеющемся пространстве для маневра. Это может означать разные вещи. До сих пор это во многом подразумевало, что Норвегия на своей обособленной позиции дожидается принятия законов ЕС и затем пытается внедрять их «по-норвежски». Альтернатива — пытаться повлиять на ЕС еще в ходе процесса принятия законов. Короче говоря, не будучи членом ЕС, следовать его курсом.

Север — важнейший стратегический регион, интересующий Норвегию. Отношения с Россией определяются понятиями «сдерживание» и «умиротворение». После аннексии Крыма в 2014 году и последующей войны с Украиной прежняя премьер-министр Эрна Сульберг назвала ухудшение положения в области политики безопасности новой нормальностью. Добавьте к этому норвежский образ России как центральной угрозы, включающий в себя наращивание военной мощи, глушение сигналов GPS, кибератаки на стортинг и давление на норвежский суверенитет на Шпицбергене.

Новые обстоятельства не отменяют сотрудничество стран-соседей в таких областях, как рыболовство и спасение на море. Но для правительства Сульберг упомянутое выше было препятствием для нормальных отношений с Россией.

Рабочая партия не идет на прямой конфликт по вопросам внешней политики (отмена санкций и тому подобное), но риторику предыдущего правительства называет чересчур резкой. Ее собственная риторика гораздо мягче. Не в последнюю очередь это касается лично лидера партии (Йонаса Гара Стёре — прим. перев.), чьим триумфом в должности министра иностранных дел был Договор о линии разграничения морских пространств в Баренцевом море между Норвегией и Россией, заключенный в 2010 году. Теперь диалог расширится.

Стёре едва успел вступить в должность, как глава российского МИД Лавров совершил незапланированный визит в Осло на обратном пути с заседания Совета Баренцева/Евроарктического региона в Тромсё.

Все вместе это не помогает развеять туман.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник

«Преодоление нейтрального статуса»: почему Швеция решила заключить военный союз с Норвегией и Данией

Швеция, Дания и Норвегия намерены заключить договор о сотрудничестве в военной сфере, чтобы противостоять угрозам в области безопасности в Балтийском регионе. С таким заявлением выступил министр обороны Швеции Петер Хультквист. По его словам, страны обеспокоены ухудшением ситуации в проливе Эресунн и Северном море, а также озабочены военными учениями, которые проводит Россия.

«Разумеется, (военные учения РФ. — RT) влияют (на безопасность региона. — RT). Россия готова использовать свою военную мощь для достижения политических целей и задач», — заявил Хультквист в эфире шведского телеканала TV4.

Он отметил необходимость формирования подобного союза скандинавских государств для укрепления потенциала «в целях повышения порога для различных кризисов».

«В случае кризиса мы сможем действовать быстрее. Или, что тоже возможно, если вероятный противник увидит, что у нас есть и чем мы занимаемся, то он решит отказаться от реализации негативных планов против нас», — выразил уверенность шведский министр.

В погоне за «российской угрозой»

Петер Хультквист не в первый раз выступает с подобными заявлениями. В мае на весенней онлайн-сессии Парламентской ассамблеи НАТО он сказал: «Россия готова использовать военную мощь для достижения политических целей. Они делают то, что им нужно в какой-то ситуации, если не могут решить проблему другим способом».

В качестве примера он привёл ситуацию с Белоруссией, на которую Москва якобы всячески оказывает давление, чтобы добиться своих целей, прибегая к «психологической войне, личным контактам и разным видам угроз». Другим примером демонстрации военных амбиций РФ министр назвал проходившие весной учения российских войск в Южном и Западном военных округах.

«После так называемых учений у нас сложилась более сложная ситуация, чем до, потому что у них больше возможностей действовать. Россия мыслит стратегически, они делают то, что им нужно в конкретных ситуациях. Я не думаю, что для этого есть какие-то особые ограничения», — цитирует ТАСС министра.

О «российской агрессии» в июне высказался и главнокомандующий Вооружёнными силами Швеции Микаэль Бюден. В интервью Шведскому радио он даже не исключил возможности «вооружённого нападения» РФ, в связи с чем указал на необходимость увеличения оборонного бюджета страны.

В России раскритиковали подобные заявления, назвав их оправданием для наращивания военного потенциала. В частности, официальный представитель МИД Мария Захарова тогда отмечала, что такие высказывания со стороны шведского военного руководства стали регулярными.

«Воспринимаем это как целенаправленную кампанию по раздуванию на грани паранойи фобий в шведском обществе о российской военной угрозе. Видимо, в мифы об «иностранных подводных лодках», которые были ассоциированы с нашей страной, в Стокгольмском архипелаге уже мало кто. верит», — заявила дипломат.

«Теперь шведским военным потребовались новые надуманные аргументы для оправдания продолжающегося беспрецедентного даже по меркам холодной войны наращивания военных статей бюджета в Швеции», — считает Захарова.

При этом, по её словам, Стокгольм уже несколько лет игнорирует предложения Москвы возобновить диалог по военной линии, который был заморожен по инициативе Швеции в 2014 году.

К примеру, со стороны России неоднократно поступали предложения возобновить контакты между военными экспертами арктических стран, в том числе Швеции. Об этом, в частности, говорил посол по особым поручениям МИД, старшее должностное лицо Арктического совета от России Николай Корчунов.

«Мы можем подумать о том, чтобы вернуться к диалогу (в совещаниях генеральных штабов стран Арктического региона. — RT)… с уровня военных экспертов, аналитиков, то есть тех, кто оценивает риски и угрозы для военной безопасности своих стран. Когда бы эксперты сели, обсудили и тем самым содействовали бы укреплению доверия в Арктическом регионе», — отметил Корчунов, выступая на VI Международной конференции «Арктика-2021».

Напомним, в декабре 2020 года шведский парламент одобрил увеличение оборонного бюджета с 2021 по 2025 год на 40%: к 2025 году объём средств на военные нужды Швеции достигнет 89 млрд крон ($10,3 млрд). По словам Петера Хультквиста, который представил проект оборонной стратегии, это увеличение «является самой крупной инвестицией с 1950-х годов».

В Москве обратили внимание, что в этом документе Россия упоминается более ста раз, «в основном в качестве потенциального источника угроз шведской безопасности». В связи с этим МИД выразил сожаление по поводу нагнетания напряжённости в регионе.

«Надуманные антироссийские фобии — не в последнюю очередь результат целенаправленного давления на Стокгольм извне, прежде всего со стороны Североатлантического альянса, который, по нашим оценкам, ответственен за нагнетание напряжённости и эскалацию военной деятельности в регионе Северной Европы — до недавнего времени одном из самых стабильных в мире», — подчеркнула Мария Захарова.

Наперекор нейтралитету

Эксперты полагают, что посредством заключения оборонных союзов с соседями Швеция пытается показать свою независимость в принятии решений, одновременно пытаясь сохранить нейтралитет, который, однако, в последнее время вызывает всё больше вопросов.

«В целом Стокгольм несамостоятелен, ведь всевозможные материалы в СМИ, которые якобы свидетельствуют о потенциальной агрессии России, транслировались также и в Норвегии, что говорит о том, что Швеция потеряла свою субъектность. Однако де-юре она не хочет этого признавать, именно поэтому создаёт подобный оборонный союз со странами, которые объективно не обладают мощным военным потенциалом в случае противостояния с Россией, чтобы якобы сохранить нейтралитет», — пояснил в разговоре с RT заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, член Общественной палаты России Никита Данюк.

Кроме того, по его словам, на антироссийских настроениях зарабатывают себе очки определённые политические круги в стране, которые нацелены на укрепление отношений с НАТО и Соединёнными Штатами.

«С одной стороны, шведские политики говорят о сотрудничестве с Россией, ведь Швеция, как и РФ является арктической державой и, соответственно, они должны взаимодействовать в этом регионе. Но в то же время для определённых политиков в Швеции выгодно использовать антироссийскую риторику, ведь они не только набирают политические очки, но и заручаются поддержкой США», — подчеркнул эксперт.

Данюк также выразил мнение, что союз со странами — членами альянса де-факто сближает Швецию с НАТО, несмотря на её нежелание присоединяться к блоку.

«Потому что координация с этими странами, тем более в Балтийском море и Арктическом регионе, подразумевает тесное взаимодействие со структурами Североатлантического альянса», — добавил аналитик.

Вместе с тем, как ранее признавали эксперты Шведского агентства оборонных исследований (FOI), в случае гипотетического конфликта на севере Европы у России будет преимущество перед странами НАТО, так как её структура командования «хорошо подготовлена и испытана, равно как передвижение и тыловое обеспечение многочисленных сил на территории и вблизи территории России». В общей же оборонной подготовке альянса наблюдаются пробелы, представляющие собой «слабость в сравнении с Россией». Кроме того, по мнению авторов доклада, военная политика и доктрина НАТО «обременяются различием взглядов относительно угроз и приоритетов, а также неясностью ролей и обязанностей в области решения ряда проблем, связанных с вопросами войны и мира». У России же в этом плане военная концепция более проработана и предусматривает определённое реагирование на различные спектры конфликтов.

С тем, что Стокгольм постепенно отходит от принципа нейтралитета, согласна и профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ Наталья Ерёмина.

«Конечно, статус нейтральной стороны даёт определённое преимущество Швеции, в том числе позволяя во многих случаях стоять над конфликтами. При этом уже сейчас происходит преодоление этого нейтрального статуса, и, по всей видимости, в политическом плане Швеция сделала выбор в пользу сотрудничества с НАТО», — сказала собеседница RT.

Помимо этого, эксперт предположила, что военная активизация Швеции является реакцией на просыпающийся интерес к Арктике таких крупных игроков, как США, а также попыткой заявить о себе как о самостоятельной военной единице с целью привлечь к себе внимание Вашингтона, который в этом регионе в большей степени рассчитывает на Норвегию.

«В Арктическом регионе у США по числу совместных учений и проектов, связанных с радиолокационными станциями, главную роль играет больше Норвегия. При этом сегодня Норвегия и Швеция конкурируют между собой, в том числе в том, кто будет нести повестку безопасности и реализовывать её. Ведь это две ведущие страны, которые могут играть роль главного партнёра США в Арктике», — резюмировала Ерёмина.

Источник

Мирный развод братских народов — 100 лет спустя

1319513

Прошло более 100 лет после распада Шведо-норвежского союза и окончательного выхода Норвегии и Финляндии из под влияния Швеции. Давно забыт накал страстей вокруг Аландских островов, 96% населения которых 100 лет назад проголосовало на референдуме за присоединение к Швеции, чьи войска временно располагались на острове. Решение тогда не получило поддержки Лиги наций, и острова так и остались в составе Финляндии, получив статус автономии, где всё население до сих пор говорит на шведском языке. Ещё век спустя также мирно распался Советский союз. Как сегодня соседствуют и взаимодействуют образованные в итоге его распада государства мы знаем. А как оно будет через 100 лет после развода? Какие выводы можно извлечь из опыта дезинтеграции Скандинавии, завершившейся 100 лет назад? Как шведы, норвежцы и финны относятся друг к другу сегодня? Что стало с доминирующими ранее шведским языком и культурой? Исчезли ли комплексы неполноценности и жажда великодержавия?

Параллельная история Скандинавии и Руси

История скандинавских народов во многом напоминает историю восточных славян. Потомки некогда говоривших на одном языке, но веками воевавших друг с другом, племён викингов в XIV-ом веке объединили свои феодальные королевства в союзную державу под названием Кальмарская уния. Новое государство объединяло в себе территории современной Швеции, Дании, Норвегии, Финляндии, Исландии, Гринландии и Фарерских островов. Население Кальмарской унии составляло около 4 миллионов человек. (Для сравнения, население Киевской Руси в разные периоды колебалось вокруг 5 миллионов человек.) Столица находилась в Копенгагене, который, подобно древнерусскому Киеву, в то время был важнейшим торгово-культурным центром этого многонационального образования, заселенного скандинавскими, немецкими и финно-угорскими народами.

scandinavia copy3 Кальмарская уния, 1453. (Источник: www.timemaps.com) ruthenia979ad Киевская Русь, 979. (Источник: www.timemaps.com)

Подобно Киевской Руси, Кальмарская уния закончила своё существование междоусобными войнами и распадом. Этот распад был отчасти связан с растущей мощью Швеции, всё более недовольной господством датчан. После распада унии роль центра силы на скандинавском полуострове у Копенгагена постепенно стала перехватывать столица Швеции Уппсала. Подобным образом, после распада Киевской Руси, Киев всё больше сдавал позиции Владимиру, Кракову и Вильне. В XVI веке Балтийский регион был полем противостояния двух сильных держав — Швеции и Дании. В этот же период территория бывшей Руси также была полем противостояния двух сильных государств — Литовского и Московского княжеств. Обе эти пары государств можно было бы назвать «братскими», ибо их языки, исторические корни и этнический состав были предельно близкими. При этом, между Данией и Швецией за всю историю имели место 13 войн, а между Литовским и Московским княжествами — 8 войн (не считая более поздние войны между Польско-Литовским королевством и Россией).

baltics 1478 Северо-восточная Европа, 1478 г.

Постепенно, одна держава из каждой пары набирала превосходство, отвоёвывала у другой всё больше территории и обретала всё больший вес среди прочих европейских государств. Так, к началу 18-го века Швеция уже считалась одной из великих европейских держав. В её состав входили территории современных Финляндии, Эстонии и Латвии, части современных территорий Норвегии, Германии и России. Население Швеции в этот период составляло около 20 миллионов человек. В этот же период, население Российской империи (правопреемника Московского княжества) составляло около 16 миллионов и её территория на восток от Москвы уже доходила до Камчатки.

LocationSwedishEmpire Шведская империя, 1658 г. (Источник: Wikipedia) KISH 16 375 Российская империя в период Петра Великого. (Источник: www.historyteacher.net)

После поражения в Северной войне Шведская империя распалась, а в начале 18-го века был образован Шведско-Норвежский Союз, в котором Швеция играла доминирующую роль. При образовании союза часть норвежских территорий была передана Дании в результате войны. Подобным образом, в начале 20-го века после поражения в Первой мировой распалась Российская империя, а немного позже большая часть её бывших территорий была объединена в Советский Союз, в котором Россия играла доминирующую роль. При этом, часть украинских, литовских и белорусских территорий бывшей империи были отданы Польше в результате поражения СССР в советско-польской войне. На этом этапе масштабы, безусловно, уже очень разные, но общая красная нить всё же есть.

Наконец, в 1905 году Шведско-Норвежский союз мирно распался после декларации Норвегией независимости. С тех пор Швеция, Норвегия, Дания и Финляндия существуют и соседствуют как равноправные независимые государства. 86 лет спустя также мирно распался и СССР. Мы сейчас находимся в первом отрезке того 100-летнего пути, который скандинавы и финны уже прошли. Мы знаем о всех комплексах неполноценности молодых наций, о великодержавном реваншизме бывших империй, о новом и старом национализме, о советской ностальгии, вышиванках, георгиевских лентах, о конфликтующей национальной идентичности, памятниках Ленину, о Приднестровье и Донбассе… Пройдёт ли всё это через 100 лет, или усилится ещё больше? Останутся ли связи между бывшими советскими республиками более тесными, чем с другими странами, или это всего лишь временное явление? Какова будет роль русской культуры и языка, и как к ним будут относится страны-соседи?

Территория бывшей Шведской империи, 100 лет спустя

Швеция, Дания и Финляндия сегодня входят в Евросоюз. Дания и Норвегия входят в НАТО. Финляндия — единственная из перечисленных стран использует евро как национальную валюту. Все перечисленные входят в Шенген и границы между ними открыты. Дания, Швеция и Норвегия — конституционные монархии. Финляндия — республика. В Норвегии у власти (октябрь 2016) находятся консерваторы и националисты. В Швеции — социалисты и зелёные. В Дании — либералы. В Финляндии — коалиция из центристов, либералов и националистов (бывает же, блин, такое). Во Второй мировой Норвегия и Дания воевали против Гитлера (очень недолго), Финляндия — на стороне Гитлера, Швеция была нейтральной. Сегодня все четыре страны входят в топ самых богатых, самых развитых и самых демократичных стран мира.

Я прожил в Швеции половину свой жизни. Много раз бывал в Норвегии, Финляндии, Дании. Во всех этих странах у меня есть хорошие друзья, бывшие и настоящие коллеги и однокурсники. Из общения с ними, и просто с людьми, у меня сложилось неплохое понимание о том, как жители этих стран относятся друг к другу и к Швеции…

Финский комплекс неполноценности

На протяжении 500 лет территория современной Финляндии входила в состав Швеции. Всё это время шведский язык был единственным государственным. Финский язык стал вторым государственным лишь в 1892 году, всего за 25 лет до обретения Финляндией независимости.

Сегодня, 100 лет спустя, 92% населения Финляндии говорит на финском. При этом, все вывески и указатели в Финляндии делаются на двух языках. Оба языка в обязательном порядке преподаются в школах.

Подобно другим языкам империй и митрополий, шведский язык столетиями воспринимался обычными финнами как язык элиты. Оттенки этого можно заметить и сегодня. Шведоязычные финны заметно гордятся своим родством с дворянскими династиями, и даже если такового не имеется, их шведские фамилии остальными финнами зачастую воспринимаются как-то особенно высококультурно. Отблески империи, в виде особой значимости всего шведского, не покинули финское общество до сих пор, несмотря на равный уровень развития и достатка в этих странах. К шведам финны относятся уважительно, хотя у них принято подшучивать над шведской напыщенностью и метросексуализмом, типичным для столичных шведов-мужчин, чувствительных к моде и следящих за собой, что в глазах финнов отличает их от стереотипа неотёсанных финских «мужиков».

raento cd2 Все указатели и вывески в Финляндии делают на шведском и финском языках. Фото: helsinki.fi

Я ни разу не сталкивался с отрицательной стороной этого явления, но предполагаю, что она есть. Поэтому несмотря на то, что я свободно говорю на шведском, приезжая в Финляндию я всегда говорю с людьми по-английски, чтобы никого не обидеть. Также, как правило, поступают и знакомые мне шведы.

Ведь если ты являешься представителем нации, которая когда-то навязала местным свой язык, то как-то не ловко обращаться к ним на этом языке, как бы ожидая, что они его знают и хотят на нём говорить. Даже если я уверен, что финн знает шведский язык (а фактически все финны его знают), а с английским у него плохо, я здороваюсь на финском, и затем спрашиваю «Говорите ли вы по-шведски?»

Заметил, что финны очень ценят такое уважение к статусу их языка, и их становится проще к себе расположить. Я бы тоже оценил, если бы русский турист, остановив меня на улице в Минске, спросил по-белорусски, говорю ли я по-русски. Возможно, лет через 100 так и будет. И возможно то, что мне сегодня это важно, иллюстрирует белорусский комплекс национальной неполноценности.

Норвегия и патриотизм

У норвежцев комплекс национальной неполноценности прошёл вскоре после того, как нашли нефть. Сегодня средний доход норвежца примерно на треть выше, чем у шведа. Шведская молодёжь массово ездит на заработки в Норвегию. А норвежцы в приграничных районах массово ездят за покупками в Швецию, где всё на порядок дешевле. Несмотря на это, сложно сегодня найти народ, более ярко проявляющий патриотизм, чем норвежцы.

Если вам, белорусам и украинцам кажется, что в последнее время на улицах стало много вышиванок, то вам следует побывать в Норвегии на День независимости. Я два раза там был в этот день. Без преувеличения, почти все прохожие шли по улице в национальных костюмах. С флагами. Весь город был завешан флагами.

Если вы когда-нибудь смотрели трансляцию лыжного спорта, вы явно заметили, что флаги болельщиков из разных стран на трибунах, как правило, утопают в море норвежских флагов. И хотя независимость Норвегии досталась сравнительно безболезненно, боролись норвежцы за неё долго. Заметно, что эту независимость они очень ценят и гордятся ей.

2011mai17 Hurra 3653 День независимости Норвегии. Copyright: Eirik Hustvedt.

У ныне живущего поколения норвежцев я ни разу не замечал неприязни к шведам. В отличие от Финляндии, языковой вопрос в Норвегии не стоит. Шведский и норвежский языки настолько похожи, что соседи без труда общаются друг с другом, говоря каждый на своём языке. Хотя у шведов с пониманием — хуже, чем у соседей, ибо норвежцы привыкли смотреть шведское телевидение с детства (в то время как шведы смотрели американское).

В период наиболее жаркой борьбы за независимость, патриотически настроенными лингвистами была разработана новая версия норвежского языка, «очищенная» от шведских и датских примесей. Однако этот язык, совершенно непонятный для шведов и датчан, прижился только у 12% населения страны.

Положительное отношение современных норвежцев к шведам безусловно связано с давностью времён зависимости. Я также не раз слышал от норвежцев, что шведские гастарбайтеры работают лучше, чем норвежцы, что шведские официанты — вежливее, что шведы лучше одеваются. Но как мне кажется, это положительное отношение в первую очередь связано с полным отсутствием патернализма и претензий на какое-либо величие со стороны шведов.

Швеция без великодержавия

Действительно, пожив много лет в Швеции, я убедился, что шведский народ совершенно не чувствует никакого превосходства над соседями в плане исторической значимости и величия.

Ни разу я не слышал ни от одного шведа, что Аландские острова следовало бы вернуть, или что норвежцы — ненастоящая нация, или что их язык — лишь диалект шведского. Нельзя сказать, что шведы не гордятся своей страной. Однако флагов в Швеции значительно меньше. А в чём смысл ими махать? Швецию никогда никто не завоёвывал. Освобождаться было не от кого. А почти всё, что сами когда-то завоевали, успешно растеряли.

При этом я ни разу не слышал от шведа какого-либо сожаления о кончине великодержавия. Шведы привыкли говорить о себе «мы — маленькая страна». Эту фразу я слышу постоянно. О завоеваниях Карла XII на пике шведской военной экспансии в Европе шведы говорят с небольшим стыдом и смущением. Типа «Да, нахулиганили мы когда-то, было дело…» Никто не бьёт себя в грудь, никто не указывает пальцем на «подлых врагов, нагло забравших завоёванные предками земли». 15 лет жил в стране, и ни разу даже намёка на такое не слышал. (За неонацистов не ручаюсь — не общался.) А чего, собственно, им тосковать по империи? Живут хорошо, богато, страна развитая и благополучная, коррупция низкая, преступность тоже, власть сменяется, пресса — свободная, с соседями ладят… Так чего,как говорится, выпендриваться?

И так…

Не знаю, увидели ли вы какие-либо отблески возможного будущего вашей страны в этих абзацах. Наверное вы увидите больше различий, чем сходств. Но ведь это — лишь сегодня. Конечно, история повторяется лишь выборочно, и вполне возможно, что через 100 лет в нашем регионе всё будет совершенно по-другому. Хотя, опять же возможно, что сам вопрос «Как же оно будет?» не так уж и важен. Пожалуй, гораздо более принципиальным сегодня является вопрос «А как бы мы хотели, чтобы оно было?»

Источник

Юридический портал vladimir-voynovich.ru
Adblock
detector