нужен ли лицензионный договор на передачу неисключительных прав

Лицензионные договоры на компьютерные программы

Статья 1225 Гражданского кодекса дает полный перечень охраняемых объектов интеллектуальной собственности, в число которых входят программы для ЭВМ и базы данных. Следовательно, сегодня правом пользования программным обеспечением обладают лишь те граждане и юридические лица, которые заключили один из возможных лицензионных или сублицензионных договоров либо договор присоединения. Договор присоединения, как правило, изложен на упаковке экземпляра программы ЭВМ, и в соответствии со статьей 1286 Гражданского кодекса началом использования программного продукта считается согласием на заключение такого договора и на тех условиях, которые указаны на экземпляре.

Поскольку лицензионные договоры являются новеллой в гражданском праве, необходимо более подробно остановиться на условиях, ­предъявляемых к данным договорам законодательством.

Так, статьей 1235 Гражданского кодекса определены требования, предъявляемые к лицензионным договорам, статьей 1238 – к сублицензионным. Лицензионный договор определяется как договор, по которому одна сторона – обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) – предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или средства в предусмотренных договором пределах. Права передаются в пределах определенной территории и на определенный срок. Существенными условиями такого договора по закону являются определение предмета договора и способы использования. То есть помимо того, что договор должен быть заключен в письменной форме, в нем должна быть поименована программа ЭВМ, как она звучит у лицензиара, а также поименовано право пользования, предоставленное лицензиату. Если эти данные в лицензионном договоре отсутствуют, договор считается незаключенным, а права – непредоставленными.

Индивидуальный предприниматель Черемисов А.А. самостоятельно разработал базу данных, необходимую для работы ООО «Юг». Стороны договорились о цене и составили лицензионный договор, по которому Черемисов передавал право пользования программой для ЭВМ обществу на срок три года. Однако, так как обе стороны были заинтересованы в скорейшем заключении договора, наименование программе за столь короткий срок Черемисов не придумал и при заключении договора обозначил ее лишь как «программа для ЭВМ объемом 258Мбт». Последствия заключения данного договора, возможно, будут плачевны. Поскольку не соблюдены существенные условия договора, он считается незаключенным, а права по нему – непредоставленными. Соответственно, при проведении проверки налоговый орган, скорее всего, обратит на этот факт внимание и доначислит заниженный налог на прибыль, а также штраф и пени за просрочку его уплаты.

Законодательно определены виды лицензионного договора (п. 1 ст. 1236 ГК РФ) – простая (неисключительная) лицензия, когда право на использование программы ЭВМ или базы данных передается лицензиату с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензии другим лицам, и исключительная лицензия, когда право передается только одному лицензиату, без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам.

Компьютерные программы приобретаются, как правило, на материальных носителях – дискетах, дисках, картах памяти. Однако при заключении лицензионного договора необходимо учитывать, что приобретение материального носителя с соответствующей программой еще не является фактом приобретения прав пользования этой программой. Статьей 1227 Гражданского кодекса прямо установлено, что интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель. И это понятно. Цена CD-диска достигает в среднем 100 рублей, стоимость же программного обеспечения несоизмеримо выше.

Общество с ограниченной ответственностью «Прамтайм-Ф» решило реализовать экземпляры программы для ЭВМ, излишне приобретенные в свое время и не использованные в соответствии с лицензионным договором. Заблаговременно получив согласие лицензиара, ООО «Прамтайм-Ф» нашло покупателя и оценило общую стоимость 5 экземпляров программы в 25 000 рублей, определив при этом стоимость 5 дисков – носителей программы для ЭВМ в 500 рублей и стоимость права пользования программой для ЭВМ в 24 500 рублей.

Поскольку Гражданским кодексом не предусмотрена обязательная государственная регистрация исключительного права на программы ЭВМ или базы данных, правообладатель может это сделать по собственному желанию. Однако в этом случае и лицензионный, и сублицензионный договоры также подлежат государственной регистрации.

Налоговые риски при продаже программ для ЭВМ

Напомним, что право пользования может передаваться как по лицензионному, так и по сублицензионному договору. Заключение последнего возможно, согласно статье 1238 Гражданского кодекса, только при наличии на то письменного согласия правообладателя. Именно поэтому многие компании при осуществлении предпринимательской деятельности прибегают к заключению посреднических договоров. В некоторых случаях это действительно оправданно и ведет не только к снижению расходов и увеличению прибыли компании-налогоплательщика, но и позволяет сэкономить на налогах. Лицензиату (пользователю) необходимо иметь в виду, что, предоставляя право пользования по сублицензионному договору, он несет ответственность за действия сублицензиата. Причем передавать он может только те права, которые были предоставлены в свою очередь ему.

Общество с ограниченной ответственностью «Вега С» путем заключения сублицензионных договоров осуществляет поставку экземпляров программ для компьютера. Копии программ поставляются упакованными в индивидуальные картонные коробки, с нанесением на упаковочную прозрачную пленку соответствующей предупредительной надписи. Вскрытие упаковки экземпляра программы считается конклюдентным действием, осуществляя которое покупатель выражает свое согласие с условиями лицензии. Способ использования программы возможен только на одном компьютере, оговорена возможность свободного использования результатов, полученных с помощью программы для ЭВМ, оговорен запрет на копирование и дальнейшее распространение данной программы, запрет на передачу ее копии любым третьим лицам. Срок ­использования на данную программу ЭВМ установлен на один год.

Помимо вступления в силу четвертой части Гражданского кодекса, также произошли изменения в Налоговом кодексе в отношении программ для ЭВМ. Законодателем целенаправленно создаются благоприятные условия для финансирования инновационной деятельности. Статьей 149 Налогового кодекса предусмотрено освобождение от НДС операций, в том числе по реализации исключительных прав на программы для ЭВМ, а также прав на использование результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора.

В своем письме от 28.02.2008 г. № 03-07-08/48 Минфин разъяснил, что если программы для ЭВМ и базы данных реализуются в оптовой и розничной торговле на основании лицензионного договора либо договора о передаче исключительных прав, заключенных в письменной форме, льгота по статье 149 Налогового кодекса применяется. А поскольку к сублицензионным договорам применяются условия о лицензионных договорах, соответственно, налоговые послабления касаются и сублицензиатов. Что и было подтверждено в письме Минфина от 25.12.2007 г. № 03-07-11/640. Чиновники сделали такой вывод в соответствии с пунктом 5 статьи 1238 Гражданского кодекса, которая гласит, что к сублицензионным договорам применяются правила гражданского законодательства о лицензионном договоре.

30 марта 2008 года ООО «Икс», являясь правообладателем прав на программу для ЭВМ, заключило лицензионный договор со сроком использования один год с ООО «Игрек», предоставив последнему право заключения сублицензионных договоров с неограниченным количеством контрагентов. В свою очередь ООО «Игрек», идя навстречу пожеланиям контрагентов, заключило три сублицензионных договора сроком действия, не превышающим срок действия лицензионного договора. Программа для ЭВМ передавалась каждому из контрагентов посредством электронной почты и не имела при этом материального носителя. Соответственно, ни при заключении лицензионного договора, ни последующих сублицензионных договоров НДС не исчислялся и не уплачивался.

Во избежание возможных ошибок и снижения предпринимательского риска нужно четко представлять, что понимает и какие требования ­предъявляет законодатель к посредническим договорам.

В России к посредническим договорам относятся три разновидности:

У данных договоров есть как общие черты, так и различия. Общим для этих договоров является совершение одним лицом юридических и иных действий в интересах другого, в том числе заключение сделок. Под юридическими действиями понимаются такие действия, последствиями которых является возникновение прав и обязанностей.

Агентский договор предусмотрен для более длительных правоотношений, в отличие от остальных двух договоров. Нужно обратить внимание, что договор поручения в предпринимательской деятельности заключать не рекомендуется. Кроме того, агентский договор может носить характер как договора поручения, так и договора комиссии – в зависимости от того, как действует исполнитель (от чьего имени). Именно поэтому, согласно статье 1011 Гражданского кодекса, к агентскому договору применяются правила о договорах поручения либо комиссии, при условии, что эти правила не противоречат существу агентского договора. То есть если компания, осуществляющая предпринимательскую деятельность, намерена привлечь к реализации посредника, наибольшие полномочия дает именно агентский договор. И при его заключении принципал вправе выбрать, будет или ­не будет участвовать в расчетах агент.

20 февраля 2008 года между ООО «ПромХолд» (принципал) и ЗАО «Цветметранс» (агент) заключен агентский договор № 12.

В соответствии с договором принципал поручает, а агент обязуется от своего имени, но за счет принципала осуществлять юридические действия по приобретению и по реализации третьим лицам по лицензионным договорам программного обеспечения в период с марта 2008 года по март 2009 года.

Договором предусмотрено, что вознаграждение выплачивается принципалом не позднее 6 месяцев с даты утверждения представления агентом окончательного отчета и подписания акта об исполненном, в размере 3 процентов каждой проведенной сделки.

Агент приступил к исполнению агентского договора по поиску покупателей в марте 2008 года в соответствии с согласованным по договору графиком, тогда же принципалом были переданы для выполнения поручения денежные средства.

Агент на полученные средства приобрел программу для ЭВМ у компании «А» и через некоторое время по поручению принципала реализовал ее с наценкой 15 процентов компании «Б».

При проведении платежей по указанным договорам НДС не исчислялся и не уплачивался в соответствии со статьей 149 Налогового кодекса. Агент – ЗАО «Цветметранс» – полагал, что данные операции не подлежат налогообложению, так как осуществляются по лицензионным договорам, однако не учел того факта, что и приобретаемые права пользования, и реализуемые права пользования являлись правами принципала, а не агента. В дальнейшем у налогового органа обязательно возникнут правомерные претензии по поводу занижения налогооблагаемой базы по НДС по этим операциям.

Это мнение подтверждается и письмом Минфина России № 03-07-08/36 от 21.02.2008 г., в котором дано разъяснение, что при осуществлении операций по распространению прав на использование программного обеспечения через посредника с передачей этих прав от организации-правообладателя через посредника к конечному пользователю от обложения они освобождаются только в случае наличия лицензионных договоров. В случае отсутствия именно лицензионных договоров такие операции подлежат налогообложению в общеустановленном порядке. Как видно из Примера 5, между ООО «ПромХолд» и ЗАО «Цветметранс» лицензионные договоры отсутствуют.

Отметим, что операции по лицензионным договорам, освобождаемые от обложения НДС, поименованы непосредственно в Налоговом кодексе; отказаться от применения льгот налогоплательщики не вправе.

Таким образом, под освобождение от обложения НДС не подпадает передача исключительных прав по агентскому договору, а также договору подряда (субподряда) на изготовление программ и баз данных для ЭВМ и иным договорам, отличным от поименованных в статье 149 Налогового кодекса.

Общество с ограниченной ответственностью «Восток» 9 января 2008 года приобрело по лицензионному договору права на использование программы для ЭВМ за 35 000,00 рублей. В договоре срок использования программы не установлен. Данная программа не была зарегистрирована должным образом в государственном органе. Главный бухгалтер компании отнес указанную сумму на расходы в целях исчисления налога на прибыль за I квартал 2008 года.

Действительно, чиновники Минфина России в письме № 03-03-06/1/185 от 17.03.2008 г. подтвердили, что поскольку регистрация программ для ЭВМ в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собст­венности носит добровольный характер, расходы по приобретению прав на использование программы для ЭВМ, не зарегистрированной в указанном госоргане, могут быть учтены для целей налогообложения прибыли.

Налоговые льготы на основании лицензионных договоров коснулись и малого бизнеса. Так, «упрощенцам» предоставлено право отнесения на расходы сумм, потраченных на приобретение программ для ЭВМ, в соответст­вии со статьей 346.16 Налогового кодекса. Письмом № 03-11-04/2/30 от 08.02.2008 г. чиновники Минфина подтвердили право налогоплательщика, применяющего упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения в виде доходов, уменьшенных на величину расходов, при определении объекта налогообложения уменьшить полученные доходы на расходы по приобретению прав на использование по лицензионному договору даже не зарегистрированной в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности программы ЭВМ.

Лицензионный договор с иностранным контрагентом

Налоговые льготы, рассмотренные выше, законодательство предоставляет только в случае, если местом реализации по лицензионным договорам является территория Российской Федерации. Поэтому, заключая лицензионные и сублицензионные договоры с иностранными партнерами, необходимо также обратить внимание на ряд особенностей.

Согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 148 Налогового кодекса местом реализации услуг по передаче, предоставлению патентов, лицензий, торговых марок, авторских прав или иных аналогичных прав признается территория Российской Федерации, если покупатель услуг осуществляет деятельность на территории России. В письме № 03-07-08/21 от 29.01.2009 г. Минфин России разъяснил, что местом реализации услуг по передаче неисключительных прав на использование программ для ЭВМ, оказываемых иностранной организацией российской организации, признается Российская Федерация. При этом, учитывая положения пункта 1 статьи 1 закона от 19.07.2007 г. № 195-ФЗ, при приобретении таких прав российская организация обязанности налогового агента исполнять не должна, и, соответст­венно, данные операции на территории России налогом на добавленную стоимость не облагаются.

При вступлении в силу части четвертой Гражданского кодекса изменения затронули и статью 1211 Гражданского кодекса, определяющую, какое право подлежит применению к договору, если стороны не согласовали это условие в лицензионном договоре. Так, по общему правилу, к договору применяется право той страны, с которой договор наиболее тесно связан. Также право такой страны определяют по праву страны, где в нашем случае находится основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеет решающее значение для содержания договора. В соответствии с подпунктом 19 пункта 3 статьи 1211 Гражданского кодекса стороной, которая имеет решающее значение для содержания договора, в лицензионном договоре является лицензиар. Это условие действует, если международным договором не предусмотрено иное.

Иностранная компания «LIMITED LTD» заключила лицензионный договор с российским обществом с ограниченной ответственностью «ЛисАудит», передав при этом права пользования программой для ЭВМ. НДС в стоимость права пользования стороны не включили, руководствуясь при этом пп. 4 п. 1 ст. 148 НК РФ, полагая, что при заключении данного договора местом ­реализации признается территория Российской Федерации.

Как показывает практика, стороны не ошиблись. Так, в письме Минфина от 05.03.2008 г. № 03-07-08/55 чиновники подтвердили, что при приобретении таких прав пользования российская организация обязанности налогового агента исполнять не должна и, соответственно, данные операции на территории России налогом на добавленную стоимость не облагаются.

Рассмотрев различные аспекты лицензионных и сублицензионных договоров, остается только посоветовать организациям пересмотреть договоры, имеющиеся в каждой компании и связанные с правами на программы для ЭВМ, на предмет имеющихся (или отсутствующих) нарушений.

Источник

Права на НМА: исключительное, неисключительное, авторское. Как не запутаться?

krasnoe storno tolko v pyati sluchayah novie pravila ucheta 2020 200
kchungtw / Depositphotos.com

С 1 января 2021 года организации бюджетной сферы при ведении бухгалтерского учета обязаны применять в том числе положения Стандарта «Нематериальные активы». Само по себе требование об отражении в учете объектов нематериальных активов существовало еще задолго до появления Инструкции № 157н. Однако, Стандарт заставляет по-новому взглянуть на этот объект учета.

В связи с началом применения норм новых стандартов были внесены изменения в инструкции по бухучету. Согласно принятым поправкам для учета неисключительных прав с 2021 года используется балансовый счет 111 60, а исключительные права на нематериальные активы отражаются на счете 102 00.

Объектом бухгалтерского учета является нематериальный актив. А вот Гражданский кодекс при описании таких объектов оперирует иным понятием: «результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации», в отношении которых признаются интеллектуальные права.

Под интеллектуальной собственностью подразумевается наличие права на результат интеллектуальной деятельности, то есть умственного труда, например, на компьютерную программу.

Интеллектуальные права включают:

Интеллектуальные права относятся к группе имущественных прав, однако, при этом не зависят от права собственности и иных вещных прав на материальный носитель / вещь, в котором выражены соответствующие результаты интеллектуальной деятельности (РИД) или средство индивидуализации.

Перечень охраняемых объектов интеллектуальной собственности определяется гражданским законодательством.

Первоначально исключительное право возникает у его автора. Это право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам.

Исключительное право является имущественным правом и позволяет:

Исключительное право в некоторой мере схоже по содержанию с правом собственности, однако эти понятия не тождественны:

В бухгалтерском учете объекты исключительно права отражаются в составе нематериальных активов на одноименном счете 102 00.

Следует отметить, что выделяют два основных вида договоров, по которым по общему правилу передаются права на объекты интеллектуальной собственности:

При этом, переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на РИД, выраженные в этой вещи.

Но здесь есть одно исключение. Например, в процессе разработки программного продукта возникает объект авторского права в виде:

Передача прав на результаты работ по разработке программного обеспечения, т.е. на материальные носители и коды доступа, не влечет передачу исключительных прав на программное обеспечение.

Обратите также внимание, что исключительные права действуют в течение определенного срока, кроме случаев, предусмотренных ГК РФ.

Гражданским законодательством установлены:

Поэтому несмотря на то, что Стандартом «Нематериальные активы» предусмотрена возможность учета НМА, действующего бессрочно, ситуация, когда срок невозможно установить, является для учреждения все же временной.

Право использования РИД или средства индивидуализации, то есть, неисключительное право, предоставляется обладателем исключительного права – лицензиаром, по лицензионному договору получателю – лицензиату. который может использовать РИД только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором.

Обратите внимание, что гражданское законодательство не содержит понятия «неисключительные права» – это бухгалтерский термин.

Заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату!

Например, приобретение готового программного продукта по лицензионному договору, заключаемому в упрощенном порядке, право собственности возникает лишь на носитель, на котором записана программа, а на программу предоставляется лишь право использования. Перехода исключительного права на программу в этом случае не происходит, поскольку в договоре на ее приобретение отсутствует условие об отчуждении исключительного права.

Однако, если же программа для ЭВМ, база данных или иное произведение создается по заказу (т.е. по договору, предметом которого было создание такого произведения), исключительное право будет принадлежать заказчику, если только договором не предусмотрен иной порядок.

В бухгалтерском учете объекты неисключительно права ввиду ограничений в правах и способах использования, предусмотренных договором, отражаются в составе прав пользования нематериальными активами.

Авторское право всегда связано с личностью автора. Право авторства, право на имя и иные личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы. Поэтому учреждение не может обладать авторскими правами, только отдельные работники могут быть авторами произведений, неисключительные права пользования на которые они могут передать на основании лицензионного договора.

В этом случае в бухгалтерском учете учреждения могут быть отражены только неисключительные права пользования авторскими материалами.

Помимо прочего, в хозяйственной деятельности учреждение может столкнуться с исключительными правами на:

В этом случае в зависимости от конкретных условий и при наличии правоустанавливающих, охранных документов в бухгалтерском учете также возникает нематериальный актив на счете 102..

Таким образом, выводы о наличии каких-либо прав на РИД: исключительного права, прав использования, или иначе говоря неисключительных прав, можно сделать из условий имеющихся договоров и анализа имеющихся первичных и иных документов. Поэтому нужно быть внимательными и по возможности располагать всем объемом документации на объект, чтобы иметь полную и достаточную картину.

Источник

Нужен ли лицензионный договор на передачу неисключительных прав

ГК РФ Статья 1235. Лицензионный договор

Перспективы и риски арбитражных споров. Ситуации, связанные со ст. 1235 ГК РФ

Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

2. Лицензионный договор заключается в письменной форме, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность лицензионного договора.

Предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации по лицензионному договору подлежит государственной регистрации в случаях и в порядке, которые предусмотрены статьей 1232 настоящего Кодекса.

(п. 2 в ред. Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. В лицензионном договоре должна быть указана территория, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Если территория, на которой допускается использование такого результата или такого средства, в договоре не указана, лицензиат вправе осуществлять их использование на всей территории Российской Федерации.

4. Срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

В случае, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

В случае прекращения исключительного права лицензионный договор прекращается.

5. По лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное.

При отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные пунктом 3 статьи 424 настоящего Кодекса, не применяются.

Выплата вознаграждения по лицензионному договору может быть предусмотрена в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме.

(абзац введен Федеральным законом от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

5.1. Не допускается безвозмездное предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в отношениях между коммерческими организациями на территории всего мира и на весь срок действия исключительного права на условиях исключительной лицензии, если настоящим Кодексом не установлено иное.

(п. 5.1 введен Федеральным законом от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

6. Лицензионный договор должен предусматривать:

1) предмет договора путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору, с указанием в соответствующих случаях номера документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или на такое средство (патент, свидетельство);

(в ред. Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2) способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

7. Переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем.

Источник

Юридический портал vladimir-voynovich.ru
Adblock
detector