нужно ли одобрять дополнительное соглашение к крупной сделке

Содержание

Пленум Верховного суда о крупных сделках: как его применяют на практике

54268

Вместе или по отдельности

Крупной могут считать не только одну сделку, но и ряд взаимосвязанных сделок в целом. Как их определить, говорится в п. 14 постановления Пленума. О том, что сделки взаимосвязаны, могут говорить единая хозяйственная цель при заключении сделок, консолидация всего имущества у одного лица, непродолжительный период между несколькими сделками.

Это разъяснение применил АС Западно-Сибирского округа в деле о банкротстве МУП Осинниковского городского округа «Водоканал». Его конкурсный управляющий хотел признать недействительными несколько зачетов встречных требований с ПАО «Южно-Кузбасская ГРЭС» в 2018 году. Зачеты проводились на суммы от 1,8 млн до 3,3 млн руб., а всего – 38,2 млн руб. Управляющий доказывал, что «ЮК ГРЭС» знала о предбанкротном состоянии должника и следовала схеме, которую разработали аффилированные лица, чтобы получить долги в обход других кредиторов. При этом заявитель предлагал считать сделки взаимосвязанными. Их общая сумма превышала 1% от стоимости активов должника, что позволяло рассматривать их как крупные (временный управляющий подсчитал, что общая стоимость активов «Водоканала» составляет 365 млн руб.).

Но две инстанции не согласились с его аргументами (дело № А27-1310/2018). Они отказались рассматривать сделки как взаимозависимые. А если рассматривать суммы зачетов отдельно, то крупными эти сделки нельзя было назвать. Ничего подозрительного в них суды не увидели. Они указали, что зачеты были обычными текущими сделками, а должник расплачивался за электроэнергию, что важно для продолжения хозяйственной деятельности.

С этим не согласился управляющий, который подал жалобу в АС Западно-Сибирского округа. Он настаивал, что его подозрения обоснованные. Кроме того, управляющий обратил внимание, что нижестоящие инстанции отказались считать сделки взаимосвязанными и никак не обосновали свое решение.

Суд округа согласился с доводами заявителя. В том числе с тем, что необходимо «объединить» зачеты, чтобы оценить итоговую сумму (превышает она или нет 1% от стоимости активов должника). Здесь АС ЗСО сослался на п. 14 Постановления Пленума № 27, где говорится, что взаимосвязанные сделки может объединять единая хозяйственная цель. В качестве сделок может выступать ряд хозяйственных операций. «Поскольку суды установили, что зачеты объединены единой целью погашения задолженности за электроэнергию, надо было брать общую сумму, чтобы узнать, превышен однопроцентный барьер или нет», – указал АС ЗСО. С этими и другими указаниями он вернул материалы в первую инстанцию (спор пока не рассмотрен).

Обычная сделка или нет

Любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности [а не крупной], пока не доказано иное, говорится в п. 9 Постановления Пленума № 27. Это разъяснение нашло применение в деле № А34-11207/2017, где участник управляющей компании «Дом» Сергей Забава требовал признать недействительным соглашение о переуступке долга. Его 1 мая 2017 года заключили УК «Дом», УО «Риск ЖЭУ» и «Шуховской полигон ТБО». «Риск ЖЭУ» – это прежняя управляющая компания нескольких многоквартирных домов в Кургане, которая обанкротилось. Раньше она платила «Шуховскому полигону ТБО» за вывоз твердых бытовых отходов. УК «Дом» – новая управляющая организация, которая заключила свой договор с «Шуховским полигоном». Кроме того, она обязалась отвечать за долги старой управляющей компании в размере 279 537 руб. Это и было написано в соглашении о переуступке долга, которое оспаривал участник УК «Дом» Забава (одновременно был участником обанкротившейся компании «Риск ЖЭУ»).

Он указывал, что участники не одобряли эту сделку, хотя она считается крупной и должна была быть одобрена. Она носит безвозмездный характер и не относится к сделкам в процессе обычной хозяйственной деятельности, обращал внимание участник. Две инстанции согласились, что материалы дела подтверждают необходимость признать сделки недействительными. 18-й ААС также отметил, что «Шуховской полигон ТБО» – монополист. Он знал о том, что сделка крупная, и согласился оказывать услуги только при условии перевода долга, а это недобросовестное поведение.

Иначе на дело взглянул АС Уральского округа. Он напомнил, что любая сделка считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, если не доказано иное (п. 9 Постановления Пленума ВС № 27). Истец указывал, что договор был для УК «Дом» безвозмездным, но этого еще недостаточно, чтобы доказать его необычный характер, говорится в постановлении кассации. Ведь в деле нет доказательств, что сделка вынудила «Дом» прекратить деятельность, существенно изменить ее масштабы или вид. АС УО также принял во внимание, что Забава является участником обеих управляющих компаний. Также, по мнению кассационной тройки судей, ничем не обоснован довод, что «Шуховской полигон» мог знать о крупном характере сделки. А то, является ли он монополистом или нет, вообще к делу не относится.

С такими выводами суд округа отказал в признании перевода долга недействительным.

Баланс или бухгалтерская справка

Крупная сделка – это такая, которая выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, а цена или балансовая стоимость имущества по сделке составляет от 25% балансовой стоимости активов общества (ст. 46 закона об ООО). П. 12 постановления Пленума ВС разъясняет, где найти балансовую стоимость активов. Это, согласно общему правилу, годовая бухгалтерская отчетность на 31 декабря года, предшествующего сделке. А если общество обязано составлять промежуточную отчетность, то надо ориентироваться на нее.

На это указал нижестоящим судам АС Дальневосточного округа в деле № А59-1801/2017. Там «Водолазная компания» требовала признать недействительным допсоглашение к договору аренды земельного участка с Южно-Сахалинском. Согласно этому документу, в 2017 году «Водолазная компания» с согласия собственника передала права аренды ПСК «Жилспецстрой». Но теперь прежний арендатор оспаривал соглашение, поскольку это является крупной сделкой, заключенной без надлежащего одобрения с его стороны.

«Водолазная компания» одержала победу в двух инстанциях. Рыночная стоимость прав и обязанностей по договору аренды, согласно отчету, составила 22,2 млн руб. Согласно бухгалтерской справке, стоимость участка и основных средств оценивалась в 9,6 млн руб. Из этого суды сделали вывод, что сделка крупная, и признали допсоглашение недействительным.

Но АС Дальневосточного округа указал на ошибки в решениях нижестоящих инстанций. Согласно Постановлению Пленума ВС № 27, балансовая стоимость активов устанавливается на основании годовой бухгалтерской отчетности. Бухгалтерская справка, которой руководствовались суды, не отражает состав и стоимость всех активов общества, отметила кассация в своем постановлении. Кроме того, справка не относится к документам, которые подтверждают балансовую стоимость активов общества. С такими выводами АС ДВО отправил дело на пересмотр.

Там первая инстанция отказала в иске. Согласно балансу на соответствующий год, активы «Водолазной компании» составляли 5,8 млн руб., а стоимость права аренды – 3,8 млн руб. Таким образом, цена сделки все равно превысила 25% стоимости активов. Но суд нашел неподтвержденный факт, что она привела к прекращению деятельности общества, изменению ее вида деятельности, существенному изменению масштабов. Решение устояло в апелляции.

Источник

Нужно ли одобрять дополнительное соглашение к крупной сделке

do konca goda gosluslugi v territorialnyh otdeleniya pfr budut predostavlyatsya tolko po predvaritelnoj zapisi460

utverzhden perechen sluchaev dlya provedeniya pcr testov po polisu

p1110798(1)(1)

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

www garant ru files 8 7 381678 makovlevaee 90

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Несколько лет назад ООО заключило договор залога недвижимости (ипотеки). Сделка прошла процедуру одобрения общим собранием участников как крупная. Позднее дополнительными соглашениями в договор были внесены следующие изменения:
1. В 2016 году вместо условия: «Кредиты должны быть погашены 09.09.2016 включительно» подписали редакцию: «Кредиты должны быть погашены 09.09.2019 включительно».
2. В 2018 году вместо условия: «Настоящий Договор вступает в силу с момента его подписания и действует до полного исполнения обязательств должником по Договору основного обязательства и залогодателем по настоящему договору» подписали редакцию «Настоящий Договор вступает в силу с момента его заключения и действует до полного исполнения обязательств по Договору основного обязательства и по настоящему Договору, а в случае, когда залогодатель не является должником по Договору основного обязательства, залог прекращается по истечении 3 (трех) лет со дня наступления срока исполнения требований, обеспеченных залогом, при условии, что в указанный срок залогодержатель не предъявил иск об обращении взыскания на предмет залога либо, если настоящим Договором предусмотрен внесудебный порядок обращения взыскания, не направил уведомление о начале обращения взыскания во внесудебном порядке».
Являются ли данные изменения, вносимые в договор ипотеки, существенными? Подлежат ли они одобрению общим собранием участников общества?

promo access

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Дополнительное соглашение от 2016 года требовало одобрения общим собранием, если стоимость заложенного имущества составляла 25 и более процентов стоимости имущества ООО на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню заключения указанного соглашения.
Дополнительное соглашение от 2018 года крупной сделкой не является и одобрения не требовало.

Обоснование вывода:
1. В решении об одобрении крупной сделки должны быть указаны лица, являющиеся сторонами, выгодоприобретателями в сделке, цена, предмет сделки и иные ее существенные условия (абзац второй п. 3 ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в редакции до 31.12.2016).
Исходя из положений п. 1 ст. 339 ГК РФ, п. 1 ст. 9 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» срок исполнения обязательства, обеспечиваемого ипотекой, является существенным условием договора об ипотеке (п. 43 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8).
Согласно правовой позиции, изложенной в абзаце втором пп. 1 п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью», которое применяется при рассмотрении дела об оспаривании сделки, совершенной до 1 января 2017 г. (п. 30 постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2018 N 27), последующее изменение условий одобренной сделки является самостоятельной сделкой и нуждается в новом одобрении, если оно влечет изменение основных условий ранее одобренной сделки, например, изменение цены сделки, увеличение срока действия поручительства или соглашение о внесудебном порядке обращения на предмет залога. Не требует одобрения сделка, изменяющая условия ранее одобренной сделки, если соответствующее изменение было очевидно выгодным для общества (снижение размера неустойки для должника, снижение размера арендной платы для арендатора и т.п.).
Дополнительное соглашение об увеличении срока погашения кредита, обеспечиваемого ипотекой, влечет изменение основных (существенных) условий ранее одобренной сделки. Вместе с тем поскольку дополнительное соглашение к договору является самостоятельной сделкой, то нужно понять, отвечает ли такое соглашение критериям крупной сделки, указанным в п. 1 ст. 46 Закона об ООО в редакции до 01.01.2017, исходя из даты заключения такого соглашения, т.е. сопоставить стоимость заложенного имущества и стоимость имущества ООО на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню заключения дополнительного соглашения (о необходимости подобной оценки дополнительного соглашения на дату его совершения смотрите в следующей практике: постановления АС Уральского округа от 22.07.2019 N Ф09-3534/19, от 29.08.2017 N Ф09-4853/17, Седьмого ААС от 27.01.2015 N 07АП-12217/14, Второго ААС от 23.06.2020 N 02АП-1467/20).
2. Согласно правовой позиции ВС РФ, изложенной в абзаце втором п. 4 постановления от 26.06.2018 N 27, которая применима к крупным сделкам, совершенным начиная с 01.01.2017, последующее изменение основных условий одобренной и совершенной сделки является самостоятельной сделкой (ст. 153 ГК РФ) и нуждается в новом одобрении.
При этом, как мы уже указали, дополнительное соглашение для признания его крупной сделкой должно отвечать критериям крупной сделки, установленным законодательством на момент совершения такого соглашения.
С 01.01.2017 для квалификации сделки ООО как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков (п. 1 ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 9 постановления от 26.06.2018 N 27):
1) количественного (стоимостного): предметом сделки является имущество, балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату;
2) качественного: сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, т.е. совершение сделки приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов (п. 8 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Например, к наступлению таких последствий может привести продажа (передача в аренду) основного производственного актива общества. Сделка также может быть квалифицирована как влекущая существенное изменение масштабов деятельности общества, если она влечет для общества существенное изменение региона деятельности или рынков сбыта.
Представляется, что указанное в вопросе условие второго дополнительного соглашения не приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов. Соответственно, это соглашение не может быть признано крупной сделкой, поскольку не отвечает качественному критерию признания сделки крупной.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ефимова Ольга

Ответ прошел контроль качества

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Источник

Нужно ли одобрять дополнительное соглашение к крупной сделке

Статья 46. Крупные сделки

(в ред. Федерального закона от 03.07.2016 N 343-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Путеводитель по корпоративным спорам. Вопросы толкования и применения ст. 46

1. Крупной сделкой считается сделка (несколько взаимосвязанных сделок), выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и при этом:

связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества (в том числе заем, кредит, залог, поручительство, приобретение такого количества акций (иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции) публичного общества, в результате которых у общества возникает обязанность направить обязательное предложение в соответствии с главой XI.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»), цена или балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату;

предусматривающая обязанность общества передать имущество во временное владение и (или) пользование либо предоставить третьему лицу право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на условиях лицензии, если их балансовая стоимость составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

В случае передачи имущества общества во временное владение и (или) пользование с балансовой стоимостью активов общества сопоставляется балансовая стоимость передаваемого во временное владение или пользование имущества.

В случае совершения обществом сделки или нескольких взаимосвязанных сделок по приобретению акций (иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции) публичного общества, которые повлекут возникновение у общества обязанности по приобретению акций (иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции) в соответствии с главой XI.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», с балансовой стоимостью активов общества сопоставляется цена всех акций, которые могут быть приобретены обществом по таким сделкам, в соответствии с главой XI.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

3. Принятие решения о согласии на совершение крупной сделки является компетенцией общего собрания участников общества.

В случае образования в обществе совета директоров (наблюдательного совета) общества принятие решений о согласии на совершение крупных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет от 25 до 50 процентов стоимости имущества общества, может быть отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества.

В решении о согласии на совершение крупной сделки должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной, выгодоприобретателем, цена, предмет сделки и иные ее существенные условия или порядок их определения.

В решении о согласии на совершение крупной сделки могут не указываться сторона сделки и выгодоприобретатель, если сделка заключается на торгах, а также в иных случаях, если сторона сделки и выгодоприобретатель не могут быть определены к моменту получения согласия на совершение такой сделки.

Решение о согласии на совершение или о последующем одобрении сделки может также содержать указание:

на минимальные и максимальные параметры условий сделки (верхний предел стоимости покупки имущества или нижний предел стоимости продажи имущества) или порядок их определения;

на согласие на совершение ряда аналогичных сделок;

на альтернативные варианты условий сделки, требующей согласия на ее совершение;

на согласие на совершение сделки при условии совершения нескольких сделок одновременно.

В решении о согласии на совершение или о последующем одобрении крупной сделки может быть указан срок, в течение которого действительно такое решение. Если такой срок в решении не указан, согласие считается действующим в течение одного года с даты его принятия, за исключением случаев, если иной срок вытекает из существа и условий сделки, на совершение которой было дано согласие, либо обстоятельств, в которых давалось согласие.

Крупная сделка может быть заключена под отлагательным условием получения надлежащего согласия на ее совершение в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

4. Крупная сделка, совершенная с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, может быть признана недействительной в соответствии со статьей 173.1 Гражданского кодекса Российской Федерации по иску общества, члена совета директоров (наблюдательного совета) общества или его участников (участника), обладающих не менее чем одним процентом общего числа голосов участников общества.

Срок исковой давности по требованию о признании крупной сделки недействительной в случае его пропуска восстановлению не подлежит.

5. Суд отказывает в удовлетворении требований о признании крупной сделки, совершенной с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, недействительной при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения такой сделки;

при рассмотрении дела в суде не доказано, что другая сторона по такой сделке знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной сделкой, и (или) об отсутствии надлежащего согласия на ее совершение.

6. В случае, если крупная сделка одновременно является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и в соответствии с настоящим Федеральным законом вопрос о согласии на совершение такой сделки вынесен на рассмотрение общего собрания участников, решение о согласии на совершение такой сделки считается принятым, если за него отдано количество голосов, необходимое в соответствии с требованиями настоящей статьи, и большинство голосов всех не заинтересованных в сделке участников.

Ст. 46 не применяется в отношении ипотечных агентов и специализированных финансовых обществ, а также к сделкам, необходимым для участия в купле-продаже электроэнергии на оптовом рынке.

7. Положения настоящей статьи не применяются:

к обществам, состоящим из одного участника, который одновременно является единственным лицом, обладающим полномочиями единоличного исполнительного органа общества;

к отношениям, возникающим при переходе к обществу доли или части доли в его уставном капитале в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;

к отношениям, возникающим при переходе прав на имущество в процессе реорганизации общества, в том числе по договорам о слиянии и договорам о присоединении;

к сделкам, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными правовыми актами Российской Федерации и расчеты по которым производятся по ценам, определенным в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, или по ценам и тарифам, установленным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, а также к публичным договорам, заключаемым обществом на условиях, не отличающихся от условий иных заключаемых обществом публичных договоров;

к сделкам по приобретению акций (иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции) публичного общества, заключаемым на условиях, предусмотренных обязательным предложением о приобретении акций (иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции) публичного общества;

к сделкам, заключенным на тех же условиях, что и предварительный договор, если такой договор содержит все сведения, предусмотренные пунктом 3 настоящей статьи, и было получено согласие на его заключение в порядке, предусмотренном настоящей статьей.

8. Для целей настоящего Федерального закона под сделками, не выходящими за пределы обычной хозяйственной деятельности, понимаются любые сделки, которые приняты в деятельности соответствующего общества либо иных хозяйствующих субъектов, осуществляющих аналогичные виды деятельности, независимо от того, совершались ли такие сделки таким обществом ранее, если такие сделки не приводят к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов.

Источник

Допсоглашения к сделкам с заинтересованностью ( в вопросах и ответах)

На самые распространённые вопросы наших клиентов, связанные с применением норм ФЗ «Об акционерных обществах», регулирующих порядок согласования изменений к ранее одобренным сделкам с заинтересованностью, отвечает советник Управляющего партнёра Диана Полетаева.

Вопрос 1:

Распространяется ли требование п. 7 ст. 83 Федерального закона об определении цены сделки на ситуацию, когда заключаемое дополнительное соглашение не изменяет цену ранее одобренной сделки? Например, дополнительным соглашением продлеваются сроки оплаты по сделке.

Ответ:

1) На наш взгляд, мнение о том, что продление сроков оплаты по сделке не изменяет её цену, не вполне обоснованно.
Так, при внимательном рассмотрении экономической сути такого сдвига мы увидим следующее:

Существующее в экономике финансов понятие « стоимость денег во времени» поможет нам наиболее точно проиллюстрировать « денежную» суть описанного сдвига.

Не вдаваясь в дисциплинарные подробности, поясним указанное понятие, просто обратившись к Википедии :
« Временна́я це́нность де́нег ( ВЦД) или стоимость денег во времени ( СДВ), стоимость денег с учётом фактора времени ( СДУФВ), теория временной стоимости денег, дисконтированная существующая ценность — концепция, на которой основано предположение о том, что деньги должны приносить процент — ценность сегодняшних денег выше, чем ценность той же суммы, получаемой в будущем.

Временная ценность денег — одно из фундаментальных понятий финансов, основанное на предпосылке, что каждый предпочтёт получить определенную сумму денег сегодня, чем-то же самое количество в будущем, при прочих равных условиях. В результате, когда каждый вносит деньги на счёт в банк, каждый требует ( и зарабатывает) проценты. Деньги, полученные сегодня, более ценны, чем деньги, полученные в будущем количеством процентов, который деньги могут заработать.

« Золотое» правило бизнеса гласит: «Сумма, полученная сегодня, больше той же суммы, полученной завтра». ( Леонардо Пизанский ( Фибоначчи) 1202 г. н. э.)

Согласно принципу временно́й ценности денег, сегодняшние поступления ценнее будущих. Отсюда вытекает, по крайней мере, два важных следствия:

Таким образом, то, что ( на первый взгляд) не кажется изменением цены сделки, в действительности таковым является.

Предлагаемый нами подход ( СДВ) тем более экономически оправдан, чем о большей сумме идёт речь. То есть при сумме в несколько десятков тысяч рублей сдвиг будет менее экономически ощутим ( правилом временно́й стоимости можно будет пренебречь, попытавшись убедить суд, что потери мизерные). А при сумме, исчисляемой миллионами или десятками миллионов, временну́ю стоимость денег игнорировать будет сложнее. Риск ссылок на это правило или применения потенциальным оппонентом сходных концепций при формировании правовой позиции будет расти.

По нашему мнению, продление сроков оплаты ( в отдельных случаях — «коммерческий кредит» согласно ст. 823 ГК РФ), изменение порядка оплаты — с высокой долей вероятности дадут описанный выше экономический эффект и обязательно скажутся, пусть даже минимально отрицательно, на хозяйственной деятельности общества.

Обратимся к разъяснению судебного правоприменителя относительно тех условий, которые необходимо оценивать уполномоченному органу в ходе принятия решения о согласовании сделки. В частности, ВС РФ рекомендовал следующий подход:
« При оценке соблюдения правил совершения крупной сделки или сделки с заинтересованностью необходимо исходить из того, что в решении о согласии на совершение ( одобрении) сделки ( статья 157.1 ГК РФ) ( далее — решение об одобрении, одобрение), по общему правилу, должно быть указано лицо ( лица), являющееся ее стороной ( сторонами), выгодоприобретателем ( выгодоприобретателями), а также ее основные условия ( условия, имеющие существенное значение для принятия решения о ее одобрении, например, цена, предмет, срок, наличие обязанности предоставить обеспечение исполнения обязательств ) или порядок их определения. Совершенная сделка считается одобренной, если ее основные условия соответствовали сведениям об этой сделке, нашедшим отражение в решении об одобрении ее совершения либо в приложенном к этому решению проекте сделки.

Последующее изменение основных условий одобренной и совершенной сделки является самостоятельной сделкой ( статья 153 ГК РФ) и нуждается в новом одобрении ( п. 4 Постановление Пленума Верховного № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»).

Как указано ранее, мы бы не рекомендовали игнорировать в анализируемом случае временну́ю стоимость денег и расценивать манипуляции с платежами как изменение, не влекущее изменений основных условий ранее одобренной сделки. Безусловно, и отсрочка, и рассрочка могут влиять на оценку уполномоченного органа, поскольку его задача — оценить потенциальные последствия от планируемой сделки.

Исходя из этого, с целью минимизации рисков оспаривания дополнительного соглашения к согласованной сделке, мы рекомендуем избрать стратегию наибольшей осмотрительности и провести одобрение дополнительного соглашения, как это рекомендует сделать Верховный Суд.

Судебная практика:

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа №Ф01−2461/2017, Ф01−2746/2017 по делу №А17−7099/2016:

« Последующее изменение условий одобренной сделки является самостоятельной сделкой и нуждается в новом одобрении, если оно влечет изменение основных условий ранее одобренной сделки, например, изменение цены сделки, увеличение срока действия поручительства или соглашение о внесудебном порядке обращения на предмет залога. Не требует одобрения сделка, изменяющая условия ранее одобренной сделки, если соответствующее изменение было очевидно выгодным для общества ( снижение размера неустойки для должника, снижение размера арендной платы для арендатора ) ( абзац 2 подпункта 1 пункта 7 Постановления № 28).

Оценив и проанализировав представленные в материалы дела доказательства, суды двух инстанций пришли к выводу о доказанности совокупности признаков, позволяющих признать недействительным дополнительное соглашение № 22. Суды исходили из того, что оспариваемым соглашением стороны договора займа существенно увеличили срок возврата денежных средств, в связи с чем Фонд может рассчитывать на возврат заемных средств лишь начиная с 2017 года и до 2021 года включительно, а в соответствии с прежней редакцией договора займа, заемные средства возвращались в соответствии с первым требованием об их возврате. Изменение сроков возврата займа негативно отражается на деятельности Фонда, лишенного права использования собственных средств. Доказательств обратного не представлено».

Постановление Арбитражного суда Центрального округа № Ф10−4161/2017 по делу № А83−1075/2016:

« В абзаце 2 подпункта 1 пункта 7 Постановления Пленума ВАС РФ № 28 указано, что последующее изменение условий одобренной сделки является самостоятельной сделкой и нуждается в новом одобрении, если оно влечет изменение основных условий ранее одобренной сделки, например, изменение цены сделки, увеличение срока действия поручительства или соглашение о внесудебном порядке обращения на предмет залога. Не требует одобрения сделка, изменяющая условия ранее одобренной сделки, если соответствующее изменение было очевидно выгодным для общества ( снижение размера неустойки для должника, снижение размера арендной платы для арендатора ).

Исходя из условий дополнительных соглашений № 2 № 3, суды пришли к выводу о том, что они подписаны сторонами с нарушением требований статей 18, 23 Закона № 161-ФЗ, которые направлены на защиту интересов собственника имущества государственного унитарного предприятия с целью исключения неправильного отчуждения этого имущества.

Как видно из условий дополнительного соглашения № 2 была увеличена цена за единицу продукции и уменьшено количество поставляемой продукции, а подписывая дополнительное соглашение № 3, стороны увеличили срок поставки продукции до 01.07.2018.
Вместе с тем, собственник имущества — Министерство топлива и энергетики РК согласия на заключение оспариваемых дополнительных соглашений не давал.

Поскольку доказательств, свидетельствующих о даче собственником имущества государственного унитарного предприятия согласия на заключение дополнительных соглашений № 2 № 3, либо о последующем их одобрении, в материалы дела не представлено, суды обоснованно признали недействительными указанные дополнительные соглашения».

Стоит отметить, что до принятия Постановления Пленума Верховного № 27 встречалась и иная практика. Примером тому может являться Постановление Арбитражного суда Уральского округа № Ф09−2807/17 по делу № А07−10 403/2016, в котором суд указал:
« …в абз. 2 п. 7 постановления Пленума разъяснено, что последующее изменение условий одобренной сделки является самостоятельной сделкой и нуждается в новом одобрении, если оно влечет изменение основных условий ранее одобренной сделки, например, изменение цены сделки, увеличение срока действия поручительства или соглашение о внесудебном порядке обращения на предмет залога. Не требует одобрения сделка, изменяющая условия ранее одобренной сделки, если соответствующее изменение было очевидно выгодным для общества ( снижение размера неустойки для должника, снижение размера арендной платы для арендатора ).

Суд округа по результатам рассмотрения кассационной жалобы полагает, что указанные выводы судов первой и апелляционной инстанции соответствуют установленным ими фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, основаны на верном применении норм права, регулирующих спорные отношения».

Однако, по нашему мнению, оценивать данный подход в качестве « единообразного подхода правоприменителя» было бы неразумным и неосмотрительным.

Вопрос 2:

Применительно к содержанию пункта 4 Постановления РФ № 27 — какие именно условия одобренной и совершенной сделки следует отнести к основным? Являются ли идентичными понятия « основные» условия сделки, указанные в п. 4 Постановления РФ № 27, и «существенные» условия сделки, перечисленные в п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса РФ?

Ответ:

На наш взгляд указанные понятия не идентичны.

Во-первых, ВС РФ, формируя рекомендации нижестоящим судам, не мог не знать о существовании понятия « существенные условия» сделок ( п. 1 ст. 432 ГК РФ). Соответственно, будучи позитивистом крайнего толка, он бы скорее применил широко известное понятие, чем вводил новое. Представляется, что ВС РФ намеренно расширял для целей данного разъяснения круг условий, которые необходимо оценивать.

Во-вторых, если мы обратимся к содержанию части анализируемого пункта Постановления РФ № 27: «…ее основные условия ( условия, имеющие существенное значение для принятия решения о ее одобрении, например, цена, предмет, срок, наличие обязанности предоставить обеспечение исполнения обязательств )», то увидим, что ключевую роль для правильного уяснения пункта имеет фраза « существественное значение для принятия решения».

Это сущностно разные понятия « основные условия» и «существенные условия».

В первом случае речь идёт о тех условиях, которые могут повлиять на принятие управленческого решения о согласовании или несогласовании сделки. Соответственно, в учёт берутся те условия, которые влияют прямо или косвенно на хозяйственную деятельность общества и, в конечном счёте, на его финансовый результат ( т.е. рассматривается управленческий аспект).

Во втором же случае речь идёт о тех краеугольных частях сделки, без включения которых сделка не может считаться заключённой ( т.е. рассматривается « правовой аспект»). Круг этих условий заметно у́же, чем круг условий, которые должны приниматься во внимание при оценке возможных последствий сделки для общества — хотя бы потому, что такие условия как цена сделки не всегда являются существенными и могут быть восполнены в отсутствие согласования между сторонами посредством применения п. 3 ст. 424 ГК РФ.

В-третьих, в п. 1 ст. 432 ГК РФ указано, что « существенные условия» — «…условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение».

Даже достижение специального соглашения по тому или иному условию между сторонами не означает, что уполномоченный орган не должен оценивать и это условие, и все прочие условия сделки на предмет соответствия интересам общества при принятии решения о согласовании. И, найдя какое-либо из них невыгодным, может отказать в согласовании.

Тем более что подобное согласование условий нередко строится на компромиссе, при котором та или иная сторона переговоров идёт на уступки вопреки собственным коммерческим интересам. Соответственно, одобрение или неодобрение сделки — как раз оценка подобного компромисса, вынесенная в пределах компетенции уполномоченного органа общества.

Вопрос 3:

Требуется ли определение цены сделки в том случае, если ранее при одобрении в решении уполномоченного органа указано, что сделка одобряется на условиях, указанных в проекте договора, являющегося приложением к протоколу соответствующего органа управления общества, и при этом в дополнительному соглашении изменяется одно из основных условий указанного договора, но не его цена?

Ответ:

Ответ на данный вопрос зависит от того, понимается ли под « изменяемым условием» такое условие, которое непосредственно влияет на цену сделки.

К примеру, если речь идёт об отсрочке, рассрочке и подобных манипуляциях с временно́й стоимостью денег, мы бы рекомендовали относиться к подобного рода изменениям как к изменениям цены.

Если же планируемые изменения никак с ценой не связаны, то ответ будет следующим.

Согласно п. 7 ст. 83 Закона об АО для принятия советом директоров ( наблюдательным советом) общества и общим собранием акционеров решения о согласии на совершение или о последующем одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, цена отчуждаемых либо приобретаемых имущества или услуг определяется советом директоров ( наблюдательным советом) общества в соответствии со ст. 77 Федерального закона.

Если в соответствии с процедурой ст. 77 закона об АО цена уже была определена, и она не меняется ( т.е. не меняется временна́я стоимость денег), необходимость повторной реализации процедуры отсутствует. Законом просто не предусмотрено подобное « переподтверждение» цены.

Как указано в п. 4 Постановления РФ № 27, «…последующее изменение основных условий одобренной и совершенной сделки является самостоятельной сделкой ( статья 153 ГК РФ) и нуждается в новом одобрении». То есть одобряется как сделка только изменение ( сегмент сделки).

Однако, как указано выше, полного « пересогласования» всех условий ( включая оставшиеся без изменений) действующее законодательство не предусматривает. И разъяснение ВС РФ это подтверждает.

Соответственно, если цена ( и СДВ) не меняются — запуска процедуры по п. 1 ст. 77 Закона об АО не требуется.

Вопрос 4:

В случае если одобрение дополнительного соглашения при указанных выше обстоятельствах определение цены сделки не требуется, обязано ли общество выполнять требования п. 3 ст. 77 Федерального закона о направлении уведомления в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации, о цене сделки.

Ответ:

Ответ на данный вопрос также зависит от того, понимается ли под « изменяемым условием» такое условие, которое непосредственно влияет на цену сделки.

К примеру, если речь идёт об отсрочке, рассрочке и подобных манипуляциях с временно́й стоимостью денег ( коммерческий кредит), то мы бы рекомендовали относиться к подобного рода изменениям как к изменениям цены.

Соответственно, действуя разумно и осмотрительно, следует применять процедуру, описанную в п. 3 ст. 77 Закона об АО.

Задача контрольного органа заключается в проверке правильности оценки имущества общества, в управлении которого принимает участие государство или муниципальное образование. В ряде случаев представляет интерес реальная рыночная стоимость пакета акций, находящегося в государственной либо муниципальной собственности… Отсылка к нормам ст. 77 Закона также имеется: в п. 4 и 6 ст. 72 ( при оплате стоимости приобретаемых акций); в п. 2 ст. 78 ( оценка обществом имущества, являющегося предметом крупной сделки); в п. 2 и 3 ст. 83 Закона ( порядок совершения сделок, в которых имеется заинтересованность). Представляется, что в указанных случаях следует привлекать контрольный орган в целях подтверждения рыночной стоимости имущества, составляющего долю государства или муниципалитета».

Полагаем, что данные рассуждения следует учесть при избрании той или иной тактики корпоративного поведения.

Если же об изменениях цены ( включая временну́ю стоимость денег) речи не идёт, то уведомлять не требуется, поскольку необходимости в реализации контрольной функции со стороны государственного органа нет.

Вопрос 5:

Существуют ли правовые риски в случае неопределения цены сделки при одобрении дополнительного соглашения, которым изменяются основные условия ранее одобренной сделки, но не её цена?

Ответ:

По нашему мнению, если изменение никак с ценой не связано, то такие риски отсутствуют. Действующее законодательство не содержит положений о необходимости повторного запуска процедуры, описанной в п. 1 и п. 3 ст. 77 Закона об АО, в случае изменения не затрагивающих цену условий ранее согласованной сделки.

Упомянем также аспекты, представляющиеся нам важными для целей максимально полного ответа на поставленный вопрос.

Согласно п. 1 ст. 77 Закона об АО в случаях, когда в соответствии с Федеральным законом цена ( денежная оценка) имущества, а также цена размещения или порядок ее определения либо цена выкупа эмиссионных ценных бумаг общества определяются решением совета директоров ( наблюдательного совета) общества, они должны определяться исходя из их рыночной стоимости.

В соответствии с положениями п. 7 ст. 83 Закона об АО для принятия советом директоров ( наблюдательным советом) общества и общим собранием акционеров решения о согласии на совершение или о последующем одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, цена отчуждаемых либо приобретаемых имущества или услуг определяется советом директоров ( наблюдательным советом) общества в соответствии со ст. 77 Федерального закона.

В ст. 77 указано следующее:

« Если лицо, заинтересованное в совершении одной или нескольких сделок, при которых цена ( денежная оценка) имущества определяется советом директоров ( наблюдательным советом) общества, является членом совета директоров ( наблюдательного совета) общества, цена ( денежная оценка) имущества определяется решением членов совета директоров ( наблюдательного совета) общества, не заинтересованных в совершении сделки. В публичном обществе цена ( денежная оценка) имущества определяется большинством голосов директоров, не заинтересованных в совершении сделки и соответствующих требованиям, установленным п. 3 ст. 83 Федерального закона, если необходимость большего числа голосов указанных директоров не предусмотрена уставом публичного общества». Согласно п. 2 указанной статьи для определения рыночной стоимости имущества может быть привлечен оценщик.

В п. 3 ст. 77 Закона об АО указано, что в случае, если владельцем от 2 до 50 процентов включительно голосующих акций общества являются государство и ( или) муниципальное образование и определение цены ( денежной оценки) имущества, цены размещения эмиссионных ценных бумаг общества, цены выкупа акций общества ( далее — цена объектов) осуществляется советом директоров ( наблюдательным советом) общества, обязательным является уведомление федерального органа исполнительной власти, уполномоченного Правительством Российской Федерации ( далее — уполномоченный орган), о принятом советом директоров ( наблюдательным советом) общества решении об определении цены объектов.

Как следует из положений ст. 77 и ст. 83 Закона об АО, определение цены ( рыночной стоимости) имущества советом директоров по процедуре ст. 77 Закона об АО делается для целей « принятия советом директоров ( наблюдательным советом) общества и общим собранием акционеров решения о согласии на совершение или о последующем одобрении сделки».

Согласно положениям п. 3 ст. 77 Закона об АО необходимость уведомления уполномоченного органа связана не с процедурой предварительного согласования органом общества той или иной экстраординарной сделки ( в данном случае речь идёт о сделке с заинтересованностью), а с процедурой определения цены ( денежной оценки) имущества.

Данная мера, по сути, призвана обеспечить контроль за ценами, по которым производится ( косвенное) распоряжение активами государства.

Определение цены ( рыночной стоимости) имущества — это самостоятельная процедура, которая проводится независимо от процедуры согласования соответствующей экстраординарной сделки ( хотя и становится её элементом по общему правилу).

Поэтому рыночную цену имущества, если она меняется, целесообразно вновь определить советом директоров. И, следовательно, необходимо провести соответствующее уведомление уполномоченного государственного органа.

Такой вариант будет более предпочтителен для целей проявления наибольшей осмотрительности и снижения рисков возможных претензий со стороны акционеров, имеющих особый статус и особые властные полномочия ( включая меры гражданско-правового, административного и уголовного преследования) в отношении лиц, не проявивших должной осмотрительности при распоряжении имуществом, которым косвенно владеет государство.

Аспект вероятной ответственности представляется довольно актуальным и вполне заслуживает внимания при принятии того или иного управленческого решения.

Если общество в условиях недостаточной определённости нормативно-правового регулирования намерено проявить наибольшую осмотрительность и максимально снизить риски, ему стоит повторно провести необходимые согласительные процедуры, а затем направить уведомление в порядке п. 3 ст. 77 Закона об АО уполномоченному органу для контроля цены, которая была определена.

Этот шаг позволит максимально снизить риски для членов совета директоров и единоличного органа общества ( ст. 81 Закона об АО).

Кроме того, уведомление максимально снизит риски последствий, прямо установленных п. 3 ст. 77 Закона об АО: «Сделка, которая совершена обществом с нарушением порядка, установленного настоящей статьей, или цена которой является в соответствии с настоящим пунктом недостоверной, может быть признана недействительной по иску уполномоченного органа в течение шести месяцев со дня, когда уполномоченный орган узнал или должен был узнать о совершении сделки».

Стоит, однако, отметить, что согласно п. 3 ст. 77 Закона об АО суд с учетом всех обстоятельств дела вправе отказать в признании сделки недействительной, если обществом будет доказано, что допущенные нарушения не являются существенными и сделка не повлекла за собой причинение убытков обществу, государству и ( или) муниципальному образованию.

Потому, избирая более рисковую тактику корпоративного поведения при решении вопроса о возможности игнорирования требований закона ( в отсутствие прямого и недвусмысленного регулирования соответствующего вопроса со стороны законодателя и судебного правоприменителя высшего уровня), необходимо заранее подготовить экономическое и правовое обоснование отсутствия для общества каких-либо отрицательных последствий допущенного нарушения ( если оно будет признано таковым судом).

Напомним, что в Постановлении РФ № 27 суд специально указал: «Член совета директоров или участник хозяйственного общества вправе предъявлять иск о признании недействительной сделки с заинтересованностью как в случаях, когда такая сделка была совершена с нарушением правил совершения сделок с заинтересованностью ( уведомление о ее совершении не направлялось), так и в случаях, когда уведомления были направлены, но требования о проведении общего собрания участников ( акционеров) или заседания совета директоров общества для решения вопроса об одобрении сделки не заявлялись».

Потому риск подачи подобного требования также исключать нельзя.

Таким образом, ключевыми рисками для общества и его должностных лиц в случае игнорирования предусмотренной законом обязанности являются риски, связанные с возможностью оспаривания сделки и признания её недействительной со всеми присущими правовыми последствиями в виде двусторонней реституции, а также с возможностью привлечения лиц, в компетенцию которых входит осуществление контроля за соблюдением интересов общества, к ответственности за причинение ущерба, если таковой появится и будет доказан в судебном порядке ( согласно ст. 71 Закона об АО). Уголовно-правовой аспект в настоящей справке не оценивается, поскольку полная информация о планируемых изменениях и о суммах, о которых может идти речь, отсутствует.

Источник

Юридический портал vladimir-voynovich.ru
Adblock
detector